Марина Цветаева вписала в историю русской поэзии выразительную и исполненную высокого драматизма страницу - vnekl.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сегодня мы собрались, чтобы поговорить об удивительном явлении в... 1 137.38kb.
Тема: История русской матрёшки 1 57.87kb.
Тема Родины в лирике Анны Ахматовой 1 47.01kb.
Наши классики Филипп Степанович Шкулев (1868 – 1930) Поэт свободного... 14 1879.57kb.
Iii республиканская олимпиада по программированию и информационным... 1 24.04kb.
Выпуск 1985 года Апашкина Марина Георгиевна 1 9.05kb.
Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина... 1 34.98kb.
Схемы, как и таблицы, бывают разноформатными. Они могут занимать... 1 30.05kb.
Предлагаемая фирма: Муртазина Шолпан тоо «Болашак» 87026619998, 87051354212... 1 39.19kb.
Колесникова Марина Александровна Учитель технологии, изо, мхк пояснительная... 1 224.6kb.
С привлечением информационных источников 1 267.82kb.
«Школьное питание в реализации Национальной образовательной инициативы» 1 44.52kb.
"Обозначение мягкости согласных на письме" 1 53.8kb.
Марина Цветаева вписала в историю русской поэзии выразительную и исполненную высокого - страница №1/1

Марина Цветаева вписала в историю русской поэзии выразительную и исполненную высокого драматизма страницу.

Она родилась в Москве 26 сентября 1892 года, с субботы на воскресенье, в полночь, на Иоанна Богослова, почти в самом центре Москвы, в тихом Трехпрудном переулке, в небольшом уютном доме.

Как многие поэты, Цветаева охотно верила указующим, намекающим « знакам судьбы». Полночь, листопад, суббота – она прочитала этот гороскоп легко и отчетливо. Рябина навсегда вошла в геральдику ее поэзии. Пылающая и горькая, на излете осени, в преддверии зимы, она стала символом судьбы, тоже переходной и горькой, пылающей творчеством и постоянно грозившей зимой забвения.

Она родилась в семье профессора – искусствоведа и талантливой пианистки. Домашний мир и быт были пронизаны постоянным интересом к искусству. Не случайно у Цветаевой много мифологических образов, а дочь свою она назвала Ариадной.

Первые книги «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» были сборниками почти полудетских стихов, очень искренних, непосредственных и чистых. Именно тогда, в тех первых наивных, но уже талантливых книжках, выявилось драгоценнейшее качество ее как поэта – тождество между личностью(жизнью) и словом.

Быть самой собою, ни у кого ничего не заимствовать, не подражать, не подвергаться влияниям – такою Цветаева вышла из детства и такою осталась навсегда.

Как поэт и как личность она развивалась стремительно и уже через какие-то год-два, прошедших после первых наивно-отроческих книг, была другою. А между тем был уже канун революции, и Цветаева стала писать стихи, в которых гудит и свищет ветер России. В отличие от Блока и Маяковского она не разглядела и не поняла тогда всего смысла надвигающейся грозы, но и в её стихи врывались новые образы и мотивы, почти незнакомые ей прежде. Стихи 1916-1917-го и дальнейших годов составили книги «Вёрст».

А мир воевал, шла война, и ей не виделось конца. Война приносила неисчислимые страдания, позор и унижение. Жалость и печаль переполняли сердце Цветаевой:

Бессонница меня толкнула в путь.

- О, как же ты прекрасен, тусклый кремль мой!-

Сегодня ночью я целую в грудь-

Всю круглую воюющую землю!..

Трагично, горестно, бедственно звучат стихи, вызванные войною, бедствия народа пронзили её душу. Вместе с народным горем в стих вошло и народное слово. Она зачитывается былинами и сказками.

Но подлинным несчастьем, «роком», было постоянное отсутствие читателя и слушателя. В 1933 году в Париже Цветаева пишет: «Я жила, книги лежали… В 1922 году уезжаю за границу, а мой читатель остаётся в России, куда мои стихи… не доходят… Итак, здесь – без читателя, в России – без книги…»

Надо ли говорить, что для поэта это подлинная трагедия. В годы революции драматичность судьбы Цветаевой усугубилась двусмысленностью положения, в котором она оказалась из-за того, что её муж, Сергей Эфрон, был в рядах белой армии. Почти три года, живя в голодной Москве, терпя нищету, потеряв ребёнка, умершего от голода, она не имела о муже никаких сведений. Лишь позднее выяснилось, что Эфрон волною отступления был унесён в Чехию, стал эмигрантом. В красной Москве она, жена белого офицера, испытывала невольное чувство вины.

В книге стихов «Лебединый стан» она прославляет белую армию только за то, что в её рядах был её любимый. Но прославляла исключительно песней скорби и траура. «Я вся закутана в печаль,- писала она.- Я живу печалью.»

Всем высоким строем своей смятенной, сумбурной и одинокой души она была на стороне «голодных», а не «сытых». «Себя причисляю к рвани»,- сказано ею в одном из стихотворений тех лет. Все шло к тому, чтобы Цветаева с головой ушла в кипучую революционную деятельность. Однако в1922 году она выезжает за границу к нашедшемуся, наконец, Сергею Эфрону.

Эмиграция оказалась бедой, несчастьем, нищетой, бесконечными мытарствами, тоской, отлучением от родной земли и от русского читателя. Щемящей пронзительностью и художественной высотой отличаются стихи, посвященные разлуке с родиной. Она издает сразу несколько книг. В 1928 году появился последний прижизненный сборник Цветаевой «После России».

В эмиграции Цветаева не прижилась. Нищета, унижения, бесправие окружили поэта со всех сторон. Ее письма тех лет потрясают как глубиной отчаяния, так и силою надежды, никогда не покидавшей Цветаеву. Она продолжала трудиться каждый день. По воспоминаниям дочери Ариадны, Цветаева ежедневно шла к письменному столу, как рабочий идет к своему станку. Одним из наиболее драматичных произведений этого периода была «Поэма Воздуха», которую с равным правом можно назвать «Поэмой удушья»

Антифашистские стихи достойно завершили ее поэтический путь. Состоялось ее возвращение на родину, но в пору самых жесточайших репрессий. Сергей Эфрон и дочь Ариадна оказались арестованными. Цветаева так и не дождалась известий о своем муже. Одиночество, невозможность работать, мысли о гибели мужа привели к самоубийству (31 августа 1941 года).



Поэт умирает – его поэзия остается. Исполнилось пророчество Цветаевой – ее стихам настал свой черед.

Клочева Вика