Облака. Мир чего-то чужого и прекрасного. Представление без конца и начала. А может не чужого? Может наше место там, среди невообраз - vnekl.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
В каком бы возрасте ребенок ни пришел впервые в детский сад, для... 1 215.95kb.
Ход праздника «Россия Родина моя». Звучит музыка. Песня «С чего начинается... 1 77.34kb.
Экологическое воспитание на современном этапе развития школы проблема... 1 42.45kb.
Г. Гаджиево Мир входит в сознание человека лишь через дверь органов... 1 46.92kb.
Детские страхи 1 49.63kb.
Общие данные. Год начала игры — 1870. Технологический уровень примерно... 2 581.47kb.
В современном мире видно, что учитель может создать новый комфортный... 1 71.71kb.
В наше время в обществе наблюдается снижение нравственного и духовного... 5 737.88kb.
5. Неумение сосредоточиться: на вопросы часто отвечает, не подумав... 1 36kb.
Детские страхи Страхи школьников: какие они? У детей, точно так же... 1 29.76kb.
10. Ущерб Может Быть Восстановлен 4 788.05kb.
Урок в 7классе. Тема урока : «Музыкальный образ» 1 51.46kb.
"Обозначение мягкости согласных на письме" 1 53.8kb.
Облака. Мир чего-то чужого и прекрасного. Представление без конца и начала. А может - страница №1/1

Облака

Облака. Мир чего-то чужого и прекрасного. Представление без конца и начала. А может – не чужого? Может наше место там, среди невообразимо прекрасных облаков? Может наши души устали от жестокого серого мира, может нас зовет вечное и юное небо? И оно плачет по нам…

Штабс –капитан Михаил Иверов любил смотреть на облака. Маленький Миша Иверов впервые ,по настоящему , увидел облака в далеком детстве. Он жил в маленьком городке , затерянном на просторах великой империи. Небогатая семья. Отец –преподаватель гимназии, мать из семьи священников. Маленький дом на окраине. И церковь над обрывом простой русской речки. А над всем этим плыли облака.

Он заболел в то лето. Молитвами матушки болезнь отступила. Но сил бегать с друзьями уже не было. Миша уходил из дома на берег речки и ложился на мягкую, пахнущую чем -то сладко-горьким, траву. Он запрокидывал голову в небо и смотрел. Смотрел на облака. В синем небе облака показывали вечную и непонятную всем пьесу.

Облака пытались что- то сказать людям. Они разворачивали целые картины на голубом полотне неба. Они беззвучно звали людей. Но людям было некогда. Люди добывали хлеб насущный, люди предавали и продавали друзей, люди убивали и грабили. И тогда облака хмурились. Небо становилось серым и тяжелым. Сверкали молнии и гремел гром. Но облака не умели долго сердиться на людей. И снова на синем экране плыли волшебные картины. Картины чужого и прекрасного мира. Мир облаков открывал свои двери умеющим видеть. Зов вечного неба звучал в ушах умеющих слышать.

Миша Иверов рос и взрослел. Но облака всегда были рядом. Они не отпускали умеющего слышать и видеть. Облака улыбались , глядя в окно его комнаты, когда начал писать свои первые стихи. Они подсказывали ему рифмы к первым, неумелым ,строкам. Облака хмурились, когда Михаил грустил. Они превращались в забавных, смешных зверей , пытаясь развеселить парня. Облака плясали веселые танцы , когда Иверов смеялся, запрокинув русую голову в голубое небо. Шло время.

И вот перед горделиво – строгим взглядом отца и добрым , печальным взором матушки Михаил Иверов предстал в погонах поручика Угличского полка русской армии. Высокий и статный офицер, их сын. В последний вечер дома, он ушел к маленькой церкви над обрывом и облака , стройными рядами, проплывали мимо молодого офицера. Он курил папиросу за папиросой и почему то хотелось плакать. Как будто что- то родное и единственное уплывало по океану неба. Как будто маленький мальчик Миша Иверов уходил ,смеясь , по бескрайней белой дороге облаков. Малиновый звон колоколов старой церкви входил в его душу, что бы уже никогда не выйти оттуда.

Стоя над обрывом поручик прощался с Родиной. Облака над русской рекой кружились в печальном вальсе. Они знали. Знали всё. И теплые капли доброго дождя стучали слезами о золотые погоны молодого поручика. Шумел ветер ветками старых ив и зарослями травы. В небе кричала пронзительно – печально белая птица. Поручик резко затянулся в последний раз и быстро пошел к вокзалу. Старый священник , стоявший у церкви перекрестил уходящего Иверова и вытер глаза, полные слёз. Родина махала в спину уходящему офицеру ветками старых деревьев и плакала тёплым дождём.

Земля прощалась со своим сыном. Русская земля привыкла прощаться со своими детьми. Испокон веку русские мужчины ,взяв в руки оружие, уходили из дома. Под алым стягом с огненным соколом русские мужчины уходили вслед за Олегом и Святославом, под черным знаменем с ликом Христа – Пантократора русские полки шли на Куликово поле, под имперским штандартом русичи грозно шагали по Европе. И звенели колокола русских церквей , призывая Господа защитить светлое Христово воинство. Но не все возвращались назад. И тогда, священники в маленьких церквах, в окружении русских женщин в черных платках, поминали очередного раба Божия - « живот положившего за Отечество и други своя»…

Полк Иверова был расквартирован в Белостоке. Занятия с нижними чинами, полковые смотры, учения. 16 –ая пехотная дивизия считалась одной из лучших в русской армии. Владимирский, Угличский, Суздальский и Казанские полки были полками первоочередного формирования. Высокому званию надо было соответствовать. Поручик ,весь измотанный и усталый, приходил вечером в сьемную квартиру и падал без сил. Но бывали редкие свободные от службы дни.

В такой день Иверов встретил её. Они столкнулись случайно в городском саду. Богатая петербурженка и нищий пехотный офицер из провинции. Она уронила веер и подавая изысканную вещицу хозяйке, Иверов увидел её серо-зелёные глаза. Он утонул навек в этих глазах. Облака над Белостоком грустно кивали лохматыми гривами над влюблённым поручиком. Они знали. Знали всё. Но поручик забыл про облака. Бескрайнюю синь неба ему заменил омут серо-зелёных глаз. Он считал секунды до очередной встречи с любимой. Ах ,как она улыбалась ему! Он готов был бросить весь мир к её ногам. Его сердце белой птицей рвалось из груди.

Но по ночам, серая тоска шептала ему в уши –« что у вас может быть общего? Кто ты и кто она? Ты нищий, она богата. Она никогда не выйдет за тебя..» Эти речи ядовитой змеёй жалили душу Иверова и не было облаков , что бы прогнать серую бредь. Рука тянулась к кобуре с офицерским « наганом» и водка в стакане шептала –« нажми курок. Ты устал. Нажми курок»..Но откуда то в душу Михаила Иверова вплывал малиновый звон колоколов маленькой церкви над обрывом. Голос его души, его детства. И губы сами шептали молитву, которую он хранил с детства. Невидимые облака в ночном небе, облегченно вздохнув , уплывали дальше. А поручику снилась синяя ширь над обрывом маленькой русской реки..

Душный август 1914-ого года. Манифест Государя Императора об обьявлении войны. Молебны в церквях, задиристые глаза молодёжи и мудро-печальные глаза стариков. Флаги на улицах и рев полковых оркестров. Цветы, океан цветов. 16-я дивизия уходила на войну. Она стояла на перроне ,провожая полк Иверова. Когда они садились в вагоны, она откинула черную вуаль со шляпки. Это печально-прекрасное лицо со следами слёз долго преследовало поручика Иверова. Он успел только махнуть её рукой из вагона…

. Тяжелые бои в мазурских болотах. Тупость и предательство генералитета. Отсутствие обозов и плохая организация командования. Катастрофа армии Самсонова..Русский генерал застрелился, что бы избежать позора плена. Но полковые знамена армии Самсонова не попали в тевтонские руки. Их вынесли под русскими гимнастерками , на груди, русские солдаты и офицеры.



Генерал Благовещенский бросил 16 –ю дивизию в бой , что бы спасти остатки армии Самсонова. Но под ударами с фронта и тыла , русские отступили к границе. Благовещенский позорно бежал с поля боя. Обезглавленная армия, огрызаясь , отступала. Командуя заслоном Михаил Иверов навсегда вылечился от юношеской романтики войны.

Война.. Тяжелое грязное дело. Ужасный запах разлагающейся человеческой плоти, невыносимые крики раненых, рвущий душу вопль искалеченных лошадей. Разрывы снарядов и кровь из ушей. Страх. Ненависть. Отчаяние. Кто же тебя выдумал, война?...

Поручик Иверов за мужество в боях был представлен к ордену святой Анны. « Клюква» на шашке. Так в войсках называли знак отличия ордена .А в связи с тяжелыми потерями среди офицеров , командир полка представил его к званию штабс-капитана и назначил ротным. Серые облака чужого неба величаво плыли над Михаилом Иверовым. Не было больше улыбчивого романтика. Чужую землю топтал сапогами хмурый офицер с упрямым взглядом серо-голубых глаз.

Облака звали его. Они рисовали на небе образа далекого дома и лицо любимой, но Михаил не видел их. Разрывы снарядов и кинжальный пулемётный огонь вжимали его в землю. И тогда облака горько плакали холодными , злыми дождями. Облака теряли его из виду, не различая его гимнастерки среди миллионов других русских защитных гимнастёрок. Облака проливали из себя слезы миллионов русских женщин, смотрящих в небо и не находящих ответа – где их сыновья, мужья, любимые..

А война все шла. За бои под крепостью Осовец штабс-капитан Иверов был представлен к георгиевскому кресту. Но награды не радовали его. Тяжелая усталость давила на плечи. Тоска и отчаяние жили в его душе. Только белые облака с далёкой Родины давали сил и желания жить. Он , голодный и грязный, смотрел им вслед и шептал –« Я вернусь. Я обязательно вернусь»..И облака грустно кивали . соглашаясь –« Ты вернешься..Ты обязательно вернешься..» . А потом они плакали. Облака знали всё…

На рассвете 22 мая 1916-го года громом двух тысяч орудий от Припяти до Прута началась операция, равной которой до тех пор не знала мировая история войн – это был знаменитый Брусиловский прорыв. Первыми пошли в атаку 11-я армия генерала Сахарова и 9-я армия генерала Лечицкого. Угличский полк оказался на одном из труднейших участков сражения. Штабс- капитан Иверов вёл свою роту в наступление. Сильно укрепленные позиции врага. Смертельный треск пулемётов…



Пулемётная очередь остановила его на бегу. Что то тяжелое и горячее ударило в грудь. Землю вырвало из под ног. « Ротного убило!!» услышал он крики своих солдат. Он упал навзничь на весеннюю теплую землю. В огромном чистом небе плыли облака. Облака с далекой Родины. И выталкивая стылыми губами густую кровь, Михаил Иверов вдруг улыбнулся.

Из огромного белого облака вдруг протянулась прозрачная рука. Она подняла его и повела по длинной белой лестнице в небо. В небо, которое ждало его. В небо, в которое он всегда так хотел. Он шел по лестнице и смеялся. Смеялся, как умел смеяться маленький мальчик Миша Иверов. И облака обнимали его за плечи. Они так рады были встрече. И сами собой зазвонили колокола маленькой русской церкви в далеком провинциальном городе. Старый батюшка, перед ликом Богородицы, помянул его имя. Имя простого русского парня, которого он помнил еще сопливым мальчишкой. Имя русского офицера , « живот положившего за отечество и други своя»…

А над Россией плыли белые облака. Но где то уже всходила кровавая заря , уже нависали черные тучи беды над страной. Уже плясали бесы свой танец - и горе собирало чемоданы в дорогу. Сколько слез и крови омоет эту землю..Сколько пройдет народ по ложной дороге лживой мишуры, что бы вернуться на каменистую дорогу к Храму. К Храму нашей Души. Сколько будет заплачено за неверие и грехи..Но облака знали – разойдутся черные тучи и снова в лучах русского солнца засияют купола церквей. Снова облака будут плыть над русской землёй, кивая в такт малиновому звону русских церквей…

Над Россией плыли облака. И маленький мальчик лежал на зеленой траве, смотря на их бесконечное представление…..