Прибудьте ж вместе, люд Выносливый степей, и слушай мой рассказ - vnekl.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Прибудьте ж вместе, люд Выносливый степей, и слушай мой рассказ - страница №1/1

Прибудьте ж вместе, люд Выносливый степей,

И слушай мой рассказ:

Героев смелых, быстротечной дружбе,

Тирана Долины Ледяных Ветров,

Круга испытанных друзей,

Уловкой или в соответстви` с делом,

Разводимые легенды для песни барда,

Губительная гордость, одного бедняги – негодяя,

И ужас Кристаллического Черепка!

Посвящения:

Моей жене, Диане, Брайену, Джено, и Кейтлин за их поддержки и терпение. Моим родителям, Джено и Ирэн за веру в меня даже, когда я сам ее терял.

Всякий раз, когда автор берет проект подобно этому, особенно если это - его первый роман, есть неизменное множество людей, которые помогают ему выполнить эту задачу. Написание “The Crystal Shard” не было исключением. Публикация романа включает три элемента: степень таланта; долгая и упорная работа, и хорошая мера удачи. Первые два элемента могут зависят от автора, но третья означает нахождение в правильном месте в правильное время и нахдку редактора, который поверит в ваши способности. Поэтому, моя самая большая благодарность идет в TSR, и особенно Мэри Кирчофф, за надежду на человека, впервые взявшего на свои плечи бремя авторства, и за руководство мной на протяжении всего процесса. Написание в 1980 -ых стало высоко-технической хозяйственной работой также как и упражнением в творческом потенциале. В случае с “The Crystal Shard”, удача еще раз оказалась на моей стороне. Я считаю своей удачей - иметь друга подобно Брайену П. Савойя, который мне предоставил необходимое программное обеспечение чтоб приглаживать все шероховатости моей работы. Моя благодарность также людям которые делились своим мнением по ходу работы, Дейву Дукветт и Майклу ЛаВигуевру, за указания на сильные стороны и слабости в моем сыром проекте, моему брату, Гэри Салватор, за его работу над картами “Icewind Dale”, и к остальной части моей AD&DR группы по игре, Тому Паркеру, Дэниеле Маллард, и Роланду Лорти, за их длительное вдохновение, в плане развития эксцентричных персонажей соответствующих, для того чтобы носить мантию героя в романе фантазии. И наконец, человеку, кто верно затащил меня в мир AD&D, Боба Броуна. С тех пор как вы ушли (и забрали курительную трубку с собой) атмосфера вокруг игового стола изменилась и уже никогда не станет прежней.

Пролог


Демон сидел на троне, который был вырезан в основании гигантского гриба. Ил накатывался бесшумными волнами на камениствй островок, вечность медлительного течения выделяла “Пропасть” из других уровней.

Иррту перебирал когтистыми пальцами, крутил своей рогатой головой в стороны, уставившись во мрак.

" Где - Ты, Телзасс? " Демон шипел, ожидая новости относительно реликта. Креншинибон, проникал во все мысли демона. С помощью черепка Иррту мог управлять целым уровнем, а возможно, даже по несколькими уровнями.

Иррту был так близок к обладанию этим реликтом!

Демон знал всю власть артифакта; Иррту служил семи личам, когда они объединили свое злое волшебство и создали кристаллический черепок. Личи, полуживые, “неотошедшие” в мир иной духи великих магов, которые отказались упокоится, когда их смертные тела ушли из царства жизни, собрались, чтобы создать наиболее страшный артифакт, когда-либо созданный, зло, которое процветало и подпитывалось от чистой энергии солнечного света.

Но они вышли за рамки даже их собственной значительной власти. Создание Черепка фактически обессилило семерку, а Креншинибон украл волшебную силу, которая сохраняла “неотошедшее”, полумертвое состояние личей, чтобы заполнить свои собственные первые вспышки жизни. Последующие магические взрывы швырнули Иррту назад к “Пропасти”, и демон предположил, что черепок уничтожен.

Но Креншинибон был не из тех, кого так легко уничтожить. Теперь, столетиями позже, Иррту наткнулся на след кристаллического черепка снова; кристаллическая башня, Кристал-Тирит, с пульсирующим сердцем, точный образ Креншинибон.

Иррту знал, что магическая сила была где-то поблизости; демон мог ощущать могущественное присутствие реликта. Если бы только он мог найти реликт ранее ..., если бы только он мог завладеть им... Но тогда появился Эл Дименеира, ангельская сущность огромной власти. Ал Дименеира выслал Иррту назад к “Пропасти”, одним лишь словом.

Иррту глядел сквозь спираль поднимающегося дыма во мраке, когда услышал шмыгающие шаги.

-" Телзасс? " взревел демон.

-" Да, мой господин, " сжимаясь, ответил демон поменьше, приблизившись к трону-грибу.

-" Он получил ЕГО? " проревел Иррту. -" Эл Дименеира заполучил Кристаллический Черепок?

-" Телзасс дрожал и хныкал, " Да, мой господин ... то есть, нет, мой господин!

-" Злые красные глаза Иррту сузились.

-" Он не смог уничтожить его, " пробормотал маленький демон. " Креншинибон сжег его руки! "

-" Ха! " фыркал Иррту. " Даже Эл Дименеиру не подвластно с ним справится! Где же тогда ОН? Ты принес ЕГО, или ОН остался во второй хрустальной башне?

-" Телзасс снова хныкал. Он не хотел сообщать своему жестокому хозяину правду, но, по крайней мере, он не будет убит за неповиновение. " Нет, господин, не в башне, " прошептал маленький демон.

-" Нет! " заревел Иррту. " Где же ОН? "

-" Эл Дименеира перебросил ЕГО".

-" Перебросил ЕГО? "

-" Поперек планов, мой милосердный повелитель! " крикнул Телзасс. " Со всего размаху! "

-" Поперек самих планов существования!? " рычал Иррту.

-" Я пробовал остановить его, но...

-" Рогатая голова Иррту сорвалась вперед, слова Телзасса булькали незакончеными, поскольку словно собачья, пасть Иррту разорвала его глотку.

* * * *

Далеко уйдя от мрака “Пропасти”, Креншинибон прибыл на самый конец мира. Далеко в северные горы “Забытых Царств”. Кристаллический черепок, последняя защита, был уложен в снега лощины имеющей форму шара.



И ждал..

КНИГА 1


Десятиградье

Глава первая

Марионетка

Когда караван волшебников из “Башни Тайн” увидел заснеженный пик “Келвинский Кёрн”, возвышающийся над плоским горизонтом, они вздохнули с большим облегчением. Трудная поездка от “Ласкан” до отдалённой границы поселения, известного как “Десятиградье” заняла более трёх недель.

Первая неделя была не слишком трудна. Отряд держался вблизи “Побережья Меча”, и хотя они путешествовали в основном по северной части “Королевств”, летние бризы, дующие от “Бездорожного Моря” были достаточно спокойны.

Но когда они обогнули заподную часть “Спинного хребта Мира”, горную цепь, которую многие считают северной границей цивилизации, и свернули в “Долину Ледяных Ветров”, маги быстро поняли, почему им советовали отказаться от этой поездки. “Долина Ледяных Ветров”, тысячи квадратных миль бесплодной, изувеченной тундры, была описана им как одна из самых неблагоприятных земель во всех Королевствах, и в пределах одного дня путешествия на северной стороне “Спинного хребта Мира”, Эльделюк, Дендибар Пятнистый, и другие волшебники из Ласкана посчитали репутацию долины заслуженной. Ограниченная непроходимыми горами на юге, расширяющимся ледником на востоке, и несудоходном море бесчисленных айсбергов на севере и западе, в “Долина Ледяных Ветров” можно было попасть только через проход между “Хребтом Мира” и побережьем, по тропе, используемой только наиболее выносливыми торговцами.

До конца их жизней, две мысли всплывали ясно в умах магов всякий раз, когда они вспоминали об этой поездке, два факта жизни в Долине Ледяных Ветров, которую путешественники здесь никогда не забудут. Первый - бесконечное стенание ветра, как если бы сама земля непрерывно стонала в мучении. Второй - пустота долины, миля за милей серо-коричневых линий горизонта.

Место назначения каравана лежало в самом центре долины в сожительство десяти маленьких городов, расположенных вокруг трех озер области, под тенью единственной горы, “Келвинский Кёрн”. Подобно каждому, кто прибыл в эти места, волшебники, искали прекрасные резные фигурки, сделанные из черепков форели, которая обитала в водах только местных озер.

Некоторые из волшебников, тем не менее, имели свои, более корыстные планы, на эту поездку.

*****


Человек был поражен, как легко тонкий кинжал скользнул сквозь сгибы робы старика и проникал всё глубже в морщинистую плоть. “Моркай Рыжый” повернулся к своему ученику, его расширенные глаза замерли, пораженные предательством человека, которого он ростил как своего собственного сына в течение четверти века.

“Акар Кесселл” вынул кинжал и отошёл от своего наставника, напуганный тем, что смертельно раненный человек все ещё стоял на ногах. Дальше ступать было некуда, он остановился, уперевшись спиной в стену маленькой комнатки, которую город “Восточная Гавань” выделил волшебникам Лашкана, как временные пристанище. Кесселл дрожал, обдумывая страшные последствия, с которыми он столкнётся в свете увеличивающейся вероятности того, что магия старика найдет способ нанести поражение даже самой смерти. Какую ужасную судьбу его могущественный наставник мог бы наложить на него, за его предательство? Каким магическим мучениям мог подвергнуть, понастоящему великий волшебник, вроде Моркайя, который превзошёл бы большинство агоний пыток, на всей земле?



Старик удерживал свой пристальный взгляд на Акар Кесселле, даже когда последний свет начал исчезать из его умирающих глаз. Он не спрашивал, почему, он даже внешне не подвергал сомнению о возможных мотивах Кесселла. Где-то была замешена жажда власти; он знал - это всегда имело место в подобных предательствах. Что его смутило, так это способ, а не мотив. Кесселл? Как мог, Кесселл, неуклюжий ученик, чьи заикания могли вызывать только самое простое из заклинаний, надеиться получить выгоду от смерти единственного человека, кто когда-либо выказывал ему нечто больше чем простое вежливое обращение?

Моркай Рыжый упал замертво. Это был один из немногих вопросов, на которые он никогда не найдёт ответ. Кесселл остановился оперевшись на стену, внезапно его охватих страх и озноб….