В арк по данным Всеукраинской переписи населения 2001г проживает 1,1 млн женщин, или 53,9% всего населения - vnekl.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Постоянно проживающих в Соль-Илецком районе. По сравнению с данными... 1 215.38kb.
«Жизнь под давлением» (Я хочу быть здоровым) в россии 42 млн человек 1 22.3kb.
Полное изучение определённой части страны, города или деревни, других... 1 314.32kb.
Vii целевые значения критериев доступности и качества медицинской... 1 83.85kb.
О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения 2 497.8kb.
Занятость населения 1 116.59kb.
Борьба с бедностью одна из приоритетных задач социальной политики... 1 177.05kb.
Положение по качеству обслуживания населения мбу «Комплексный центр... 3 513.83kb.
Герб г. Самара Железнодорожный вокзал г. Самара 1 24.38kb.
Уголовный Кодекс РФ (Глава 25. Преступления против здоровья населения... 1 103.22kb.
Порядок предоставления государственных услуг в отделении профилактики... 2 323.79kb.
Планирование учебного материала по географии в 10 классе 1 239.67kb.
"Обозначение мягкости согласных на письме" 1 53.8kb.
В арк по данным Всеукраинской переписи населения 2001г проживает 1,1 млн женщин, - страница №1/1

В АРК по данным Всеукраинской переписи населения 2001г. проживает 1,1 млн женщин, или 53,9% всего населения.

narod.htm

narod3.htm

narod5.htm

Средний возраст женщин составил 40,7 лет, он выше среднего возраста мужчин на 4,7 года. 51% женщин в возрасте 15 лет и старше состоят в браке, в т.ч. 4,6% в незарегистрированном.

Средний возраст вступления в брак в 2002 г. составил 28,5 л у женщин и 31,2 г. у мужчин. Наиболее активным возрастом вступления в брак остается 20-24 года.

В 2002 г. заключено 12,6 тыс. браков и 8,1 тыс. браков расторгнута. Средняя продолжительность расторгнутых браков составила 12 лет. 46% распавшихся семей это семьи с 1 ребенком, 12% - семьи с 2 детьми, 2% - с 3 и более числом детей, в которых 385 детей остались на попечении одного из родителей, в основном, матери, и около 40% - семьи без детей.

В республике наблюдается депопуляция – систематическое уменьшение численности населения как следствие суженного воспроизводства населения, когда следующие поколения малочисленнее предшествующих.

В 2002 г. свыше 16 тыс. крымчанок стали матерями. Коэффициент рождаемости составил 8 новорожденных на 1000 населения. В сравнении с 1982 г. число рождений снизилось на треть, а в сравнении с 2001г. наблюдался небольшой рост числа рождений (на 1 тыс. чел, или на 6,4%).

Уровень рождаемости в АРК оценивается как недостаточный, который компенсирует смертность менее чем наполовину, т.е. даже не обеспечивается простое воспроизводство населения. Традиции многодетности утрачены. Многие семьи ограничиваются одним ребенком или откладывают его рождение.

Большинство родившихся детей в АРК - это первые дети, их удельный вес за последние три года несколько снизился с 59,7 в 2000г. до 59,3% в 2002г., соответственно возросла доля вторых и следующих по порядку рождения детей.

Средний возраст матерей, родивших детей в АРК в 2002 году составил 25,4 года, а при рождении первого ребенка – 23,1 года. Молодой средний возраст матери при рождении ребенка свидетельствует о существующем потенциале для увеличения рождаемости. Но неблагоприятные социально-экономические условия не дают возможности реализовать этот потенциал.

Большинство детей АРК рождаются у матерей, состоящих в зарегистрированном браке, но все-таки каждый 4 ребенок в 2002 году появился на свет или у матери-одиночки, или у родителей, брак которых не зарегистрирован. Доля этих детей возросла за последние три года с 25,9% в 2000 году до 26,6% в 2002 году. Значительно выше этот показатель у матерей детского и подросткового возраста (до 18 лет) – 51,5% в 2002 году. Юные мамы, родившие в подростковом возрасте, не улучшают демографическую ситуацию, а совсем наоборот: такая беременность подрывает их здоровье, а дети рождаются слабыми.

Не последнюю роль в снижении рождаемости играет охрана здоровья матери и ребенка. Становление новых социально-экономических отношений, обострение проблем экологии, связанных, прежде всего с последствием аварии на Чернобыльской АЭС, приводят к нестабильности условий жизни, увеличению количества стрессовых ситуаций и распространению социально-опасных болезней – туберкулеза, венерических болезней, СПИДа. Все это отрицательно сказывается на здоровье женщин-матерей. Следует отметить, что в АРК заметно снизился, хотя и остается очень высоким уровень распространенности абортов: на каждые 100 родов в 2001 г. приходилось 118 абортов. Необходимо развитие половой культуры населения, дальнейшая популяризация контрацептических средств для решения проблемы планирования семьи.

В послании Президента Украины «О внутреннем и внешнем положении Украины в 2002 г.» Верховной Раде Украины говорится:

-основной составляющей демографической политики должно быть сохранение здоровья населения, как одного из важнейших приоритетов нации,
-о повышении уровня и качества жизни населения и смещении акцентов от количественных к качественным параметрам демографического воспроизводства, с указанием текущих и стратегических задач перед Верховной Радой Украины и Кабинетом Министров Украины.

ДЕМОГРАФИЯ УКРАИНЫ


Демографическая ситуация на Украине похожа на российскую не только масштабами кризиса, но также и тем, что единственной (не считая Закарпатскую область, где существует пусть и очень незначительный, но все же прирост населения) группой населения, среди которой наблюдаются ярко выраженные тенденции естественного роста, являются крымские татары, исповедующие ислам. В силу своей малочисленности они не в состоянии серьезным образом повлиять на демографическую и социально-политическую ситуацию в масштабах всей Украины, но, при определенном стечении обстоятельств, вполне могут существенно повлиять на ситуацию в Автономной Республике Крым, 12 % двухмиллионного населения которой они составляют. Крымские татары являются одной из немногих этнических групп республики, среди которых наблюдается естественный прирост населения. “Социологические исследования, проведенные специалистами Таврического национального университета в роддомах Симферополя и района с 1990 г. по 2000 г., показали: рождаемость среди крымских татар выросла в два раза”. Кроме этого, “выросли численно лишь традиционные для территории Украины крымскотатарское население (в 5,3 раза) и армянская диаспора (в два раза), а также грузинская (в полтора раза) и азербайджанская (на 22,2%)”. Что же касается Украины в целом, то “центральный, восточно-центральный и восточный регионы, по результатам переписи, в наибольшей мере подвержены депопуляции. С одной стороны, усугубляет ситуацию то, что для восточно-центрального и южного регионов характерны однодетные модели семьи. С другой стороны, именно восточный, восточно-центральный и южный (скорее АР Крым) регионы являются наиболее мигрантопринимающими, а в перспективе, по прогнозам специалистов, интенсивность мигрантских потоков должна будет увеличиваться. Уже сейчас эти регионы имеют достаточно низкую, по сравнению с западными, этнонациональную однородность. Согласно аппроксимации того же US Census Bureau, численность населения Украины, второго по величине государства Восточной Европы, составляющее по состоянию на 2006 год 46.6 миллиона человек, также будет безостановочно падать: 45.41 миллиона – в 2010 г., 42.56 миллиона – в 2020 г., 39.49 миллиона – в 2030 г., 36.51 миллиона – в 2040 г. Таким образом, в течение ближайших тридцати лет численность населения Украины может сократиться на 21.65 %, то есть, если опираться на аппроксимации данного агентства, темпы депопуляции Украины превышают даже российские. Для сравнения, ООН приводит следующие аппроксимации для 2040 года: 34.9 миллиона – оптимистическая (спад 25.1 %); 26.77 миллиона – пессимистическая (спад 42.55 %). Как видно из вышеприведенной статистики, демографическая ситуация на Украине значительно тяжелее, чем в России, ведь даже самый оптимистический прогноз указывает на более чем 20-процентный спад в численности населения.

Демографическая угроза



Несмотря на рост Европейского Союза за счет его расширения на восток, принятие новых членов и дальнейшую интеграцию европейских стран, в нем самом, а также в стане его восточных соседей - Украины, Беларуси и России в настоящий момент складывается ситуация, которая в обозримом будущем чревата серьезными потрясениями и изменением настоящей геополитической структуры региона, грозящая нарушить существующий в мире устоявшийся баланс сил. Речь идет о демографии. Демографическую ситуацию в трех вышеназванных странах можно смело назвать катастрофической. Падение численности населения здесь тесно связано с целым комплексом неразрешенных проблем нравственно-социального характера, которые, несомненно, также оказывают определенное влияние не демографию. Увы, далеко не все эти проблемы в необходимой степени идентифицированы государством и компетентными структурами, что, естественно, не способствует их разрешению. Иные же больше используются в роли средства получения политического капитала, в результате чего слова зачастую превалируют над конкретными действиями.

Демографические проблемы в таких странах, как Украина и Россия, чреваты далеко идущими проблемами не только для населения и национальной безопасности этих стран.

Важно не забывать о том, какое важное геополитическое положение занимают эти страны в современном мире, а также о наличии у них, в первую очередь это касается России, ядерного оружия.

Обратимся к конкретным фактам. Согласно информации и прогнозам US Census Bureau, население России, в настоящий момент составляющее 142 миллиона, при сохранении текущих темпов естественного прироста (в данном случае, уместнее говорить о естественном спаде) в 2010 году будет составлять 139.39 , в 2020 – 132.24, в 2030 – 124, а в 2040 – 116.55 миллиона жителей. Таким образом, в течение ближайших тридцати лет население крупнейшей по площади страны мира может упасть на 18 %. Существуют и другие прогнозы численности населения Российской Федерации, но они в равной степени неутешительны, как и приведенный выше. Так, согласно самой оптимистической аппроксимации United Nations Population Information Network, население России к 2040 году будет составлять 133.88 миллиона человек, т.е. произойдет уменьшение его численности на 5.7 %. Однако, как известно, оптимистические прогнозы сбываются далеко не всегда, поэтому не стоит забывать и о пессимистической аппроксимации – 104.31 миллиона, т.е. падение численности населения на 26.5 %. Гораздо предпочтительнее выглядит демографическая ситуация в соседних странах, населенных преимущественно мусульманами. Согласно информации уже упоминавшегося выше US Census Bureau, количество населения Азербайджана к 2040 году вырастет на 22.27 %; Казахстана – на 2.93 %; Кыргызстана – на 47.07 %; Таджикистана – на 61.72 %; Туркменистана – на 71.68 %; Узбекистана – на 62.97 %. В случае необходимости привлечения дополнительной рабочей силы за счет трудовых мигрантов этот регион, в силу языковой и культурной близости (наследие СССР), выглядит основным источников восполнения демографических потерь в первую очередь России, а также Украины и Беларуси. Также, необходимо иметь в виду и тот факт, что остальные мусульманские страны ближневосточного и среднеазиатского региона имеют схожие демографические тенденции - их население стремительно растет. Кроме того, на демографические процессы, протекающие в азиатской части России, все большее влияние начинает оказывать “китайский фактор”, ведется много разговоров о т.н. ‘тихой экспансии” восточного соседа. Не менее интересна демографическая ситуация и в европейской части Российской Федерации, причем она находится в строгом соответствии с вышеуказанными тенденциями, а именно, с ростом мусульманского населения. “Лишь регионы с преобладающим нерусским населением характеризуются естественным приростом”. Среди них Чеченская Республика и Дагестан. Рекордной отметки достиг естественный прирост населения в Дагестане, где в 1999 году он составил 22 с половиной тысячи человек, цифра колоссальная, если сравнить ее с показателями других регионов страны. В настоящий момент численность мусульманского населения России составляет, по различным оценкам, 10-15 миллионов, или в районе 10 % от общей численности населения. Учитывая высокий естественный прирост, свойственный мусульманам, можно предположить, что с течением времени они начнут играть все более заметную роль в демографических процессах в масштабах страны.

Демографическая ситуация на Украине похожа на российскую не только масштабами кризиса, но также и тем, что единственной (не считая Закарпатскую область, где существует пусть и очень незначительный, но все же прирост населения) группой населения, среди которой наблюдаются ярко выраженные тенденции естественного роста, являются крымские татары, исповедующие ислам. В силу своей малочисленности они не в состоянии серьезным образом повлиять на демографическую и социально-политическую ситуацию в масштабах всей Украины, но, при определенном стечении обстоятельств, вполне могут существенно повлиять на ситуацию в Автономной Республике Крым, 12 % двухмиллионного населения которой они составляют. Крымские татары являются одной из немногих этнических групп республики, среди которых наблюдается естественный прирост населения. “Социологические исследования, проведенные специалистами Таврического национального университета в роддомах Симферополя и района с 1990 г. по 2000 г., показали: рождаемость среди крымских татар выросла в два раза”. Кроме этого, “выросли численно лишь традиционные для территории Украины крымскотатарское население (в 5,3 раза) и армянская диаспора (в два раза), а также грузинская (в полтора раза) и азербайджанская (на 22,2%)”. Что же касается Украины в целом, то “центральный, восточно-центральный и восточный регионы, по результатам переписи, в наибольшей мере подвержены депопуляции. С одной стороны, усугубляет ситуацию то, что для восточно-центрального и южного регионов характерны однодетные модели семьи. С другой стороны, именно восточный, восточно-центральный и южный (скорее АР Крым) регионы являются наиболее мигрантопринимающими, а в перспективе, по прогнозам специалистов, интенсивность мигрантских потоков должна будет увеличиваться. Уже сейчас эти регионы имеют достаточно низкую, по сравнению с западными, этнонациональную однородность. Согласно аппроксимации того же US Census Bureau, численность населения Украины, второго по величине государства Восточной Европы, составляющее по состоянию на 2006 год 46.6 миллиона человек, также будет безостановочно падать: 45.41 миллиона – в 2010 г., 42.56 миллиона – в 2020 г., 39.49 миллиона – в 2030 г., 36.51 миллиона – в 2040 г. Таким образом, в течение ближайших тридцати лет численность населения Украины может сократиться на 21.65 %, то есть, если опираться на аппроксимации данного агентства, темпы депопуляции Украины превышают даже российские. Для сравнения, ООН приводит следующие аппроксимации для 2040 года: 34.9 миллиона – оптимистическая (спад 25.1 %); 26.77 миллиона – пессимистическая (спад 42.55 %). Как видно из вышеприведенной статистики, демографическая ситуация на Украине значительно тяжелее, чем в России, ведь даже самый оптимистический прогноз указывает на более чем 20-процентный спад в численности населения.

Беларусь, также находится в состоянии демографического кризиса, численность ее населения с каждым годом уменьшается. На настоящий момент население этой чрезвычайно важной с геополитической точки зрения страны насчитывает 9.76 миллиона человек. US Census Bureau дает следующие аппроксимации численности населения страны на ближайшие 30 лет: 2010 год – 9.61 миллиона; 2020 год – 9.25 миллиона; 2030 год – 8.79 миллиона; 2040 – 8.29 миллиона. Таким образом, планируемое снижение численности населения страны в течение ближайших тридцати лет достигает более чем 15 %. Самая оптимистическая для Беларуси аппроксимация United Nations Population Information Network на 2040 год предполагает уменьшение населения до 8.66 миллионов (спад 11.34 %), самая пессимистическая – до 6.76 миллионов (спад 30.92 %).

Что же касается Беларуси, то здесь, как на государственном, так и на региональном уровне, отсутствуют влиятельные группы мусульман, которые бы отличались высоким, по сравнению с коренным населением, уровнем естественного прироста. Тем не менее, в самой Беларуси отмечаются любопытные тенденции, связанные с линией геополитического раздела страны на западную (“католическую”) и восточную (“православную”) части. Западные области – Брестская и Гродненская – отмечаются гораздо большими, по сравнению с восточными областями Беларуси, темпами естественного прироста населения. Точнее будет сказать, на западе Беларуси, в отличие от востока, наблюдается естественный прирост. При сохранении такой тенденции в течение ближайших 10-15 лет, “доля "восточников" составит порядка 25-30% населения Беларуси, а доля "западников" вырастет до 55-65% при увеличении доли небелорусов за счет беженцев и нелегальных мигрантов до 20% от примерного тех же 10 миллионов человек населения, которые имеются сейчас”.

Очевидно, что каждая из рассматриваемых стран столкнулась с демографическим кризисом, масштабы которого не имеют аналогов на протяжении всей их истории. Даже после самых разрушительных войн, бушевавших на территории России, Беларуси и Украины (а таковых было немало) демографические потери достаточно быстро рекомпенсировались посредством высокого естественного прироста. Сейчас же, в мирное время, как это видно из вышеприведенной статистики, количество населения трех восточноевропейских стран с каждым годом уменьшается, причем процесс этот набирает ход. Последствия продолжительного демографического кризиса обязательно отражаются не только на социально-политической ситуации в самом обществе, но также и на его геополитическом положении. В первую очередь, нехватка рабочей силы приводит к увеличению как легальной, так и нелегальной миграции из близлежащих стран, многие из которых, лежащие в большинстве своем к югу и востоку от России, Беларуси и Украины, переживают прямо противоположные демографические тенденции, а именно, быстрый рост количества населения. В перспективе, с увеличением процентной доли мигрантов в населении принявшей их страны, могут наступить фундаментальные изменения в ее социально-политическом устройстве, особенно, если миграция происходит из стран, принадлежащих к иной цивилизации.

Западная Европа является одним из наиболее красноречивых примеров подобного рода процессов, превращаясь со временем в поле битвы между Западом и Востоком. Известный “карикатурный скандал” наряду с резкой реакцией европейских мусульман на недавнее выступление Папы Римского наряду с многочисленными инцидентами, получившими менее широкую огласку, происходящие на фоне демографического роста приезжих и непрекращающегося спада “аборигенов”, являются лучшим тому подтверждением. Что произойдет, когда пропорция мусульман в населении европейских стран превысит половину населения? Ведь некоторые эксперты “высказывают предположения, что к 2050 году мусульмане составят треть или даже половину европейцев”. Как следует из доклада Клода Монике, генерального директора Европейского центра стратегических исследований в области разведки и безопасности European Strategic Intelligence and Security Center ESISC, “угроза, направленная против Европы и из Европы в США, останется на очень высоком уровне в обозримом будущем”. Как сложится ситуация в странах Восточной Европы, если они захотят решить проблему рабочей силы путем привлечения иммигрантов из стран, населенный исламским населением? Ответ на этот вопрос должен иметь колоссальное значение для внутренней стабильности и безопасности каждой отдельно взятой страны и всего региона в целом. Кроме того, он поднимает еще один вопрос, не менее важный: “Не дешевле ли обойдется государству и обществу коренная реформизация существующих факторов, оказывающих негативное влияние на воспроизводство населения внутри страны?”

Прежде чем дать ответ на этот вопрос, необходимо более тщательно рассмотреть процессы, происходящие в обществе, которые стали причиной столь плачевной демографической ситуации. Детальный их анализ может оказаться полезным в получении широкой картины происходящего, которая позволит с максимальной степенью объективности оценить ситуацию и возможные пути ее разрешения.

Какова настоящая демографическая ситуация в России, Беларуси и Украине, если посмотреть на нее шире, не ограничиваясь прогнозами международных организаций, касающихся прироста/спада населения? Какие факторы оказывают решающее влияние на демографические показатели вышеупомянутых стран, и каковы способы минимизации их разрушительного влияния? Подобными вопросами должны безотлагательно озаботиться правительства этих стран, если не хотят иметь дело с непредсказуемыми и потенциально дестабилизирующими влияниями массовой миграции из стран Третьего Мира.

Первый взгляд на демографическую ситуации в России, Беларуси и Украине выявляет пугающую диспропорцию между рождаемостью и смертностью. Причем, если в конце 1980-х показатели рождаемости доминировали над показателями смертностью во всех трех тогда еще советских республиках, то в первой половине 1990-х годов ситуация стала прямо противоположной. При графическом отображении подобной тенденции мы получаем пересечение двух линий, получившее, применительно к России, красноречивое название “русский крест”. Примерно в это же время беларуский и украинский “кресты” получили и ее ближайшие соседи. Возвращаясь же к России, “с 1987 г. по 1993 г. рождаемость в стране сократилась с 2 до 1,3 ребенка на женщину (или с 17,2 до 9,4‰); с 1986 по 1994 гг. смертность в России выросла с 10,4‰ до катастрофического и аномального для сколько-нибудь развитых стран уровня 15‰”. В это же время подобные процессы происходили также в Беларуси и Украине. По состоянию на 2000 г. рождаемость в России составляла 8,7‰ (смертность – 15,3‰), в Беларуси – 9,4‰ (смертность – 13,5‰), на Украине – 7,8‰ (смертность – 15,4‰).

Обращает на себя внимание аномально высокая смертность, имеющая место в Беларуси и, особенно, в России и на Украине. Она гораздо выше среднеевропейской, что, принимая внимание сравнимый с европейским уровень рождаемости, и приводит к таким плачевным последствиям. Еще более усугубляет ситуацию тот факт, что главной жертвой аномально высокой смертности стали мужчины среднего возраста (30-45 лет). Повышенная смертность мужского населения в половозрелом возрасте, несомненно, оказывает значительное влияние на репродуктивную способность населения рассматриваемых стран. Особенно высоки показатели смертности среди мужчин, проживающих на территории Российской Федерации и Украины. В результате, средняя продолжительности жизни российских мужчин и женщин в 1999 году составляла соответственно 59.8 и 72.2 лет при средней по стране 65.9. Разница в средней продолжительности жизни российского мужчины и женщины составляла аномальные для европейской страны 12.4 года.

Многие факторы называются среди оказывающих влияние на подобную ситуацию, однако один из них, возможно, наиболее недооцененный, заслуживает пристального внимания. “Выдающийся отечественный демограф Б. Ц. Урланис связал рост разрыва между продолжительностью жизни мужчин и женщин с большим потреблением последними алкоголя”. Кроме этого, здесь можно отметить также и значительно возросшее за последнее десятилетие употребление наркотиков среди жителей России, а также Украины и Беларуси. Кстати, показатели потребления алкоголя на душу населения в трех рассматриваемых странах неизменно идут вверх (в 2001 году среднестатистический россиянин потреблял ежегодно 14.5 литра чистого спирта в год, украинец – 12 литров, причем эти цифры касаются лишь легально проданной/купленной алкогольной продукции). Причем качество алкогольных напитков, потребляемых жителями восточнославянских стран, зачастую оставляет желать лучшего. С каждым годом возрастает число жертв отравления некачественным алкоголем, растет количество умерших от болезней, традиционно вызываемых злоупотреблением алкоголем, огромен вклад алкоголя в смертность от внешних причин: убийств, самоубийств, ДТП, травм, несчастных случаев. По расчетам некоторых специалистов, приблизительно каждая третья смерть в России имеет прямой или косвенной причиной алкоголь, а абсолютные потери могут достигать 750 тыс. в год Трудно подсчитать, сколько детей недополучает так остро нуждающееся в них российское, беларуское и украинское общество вследствие сверхсмертности половозрелого населения.



Отмечаемый рост смертности в данной возрастной категории от болезней сердечно-сосудистого характера является также следствием увеличения количества стрессов, связанных с резкими социально-экономическими преобразованиями в этих странах.

Помимо повышенной смертности, безотлагательного решения требует также проблема семьи в каждой из расссматриваемых стран. Как известно, “семья является ячейкой общества”. От здоровья семьи зависит здоровье всего общества в целом. Положение дел в российской, беларуской и украинской семье оставляет желать лучшего, поскольку является отражением того нравственного упадка, который особенно сильно ударил по населению этих стран в течение последней декады, а также масштабных социально-экономических преобразований, в результате которых уровень финансового благосостояния многих семей снизился, появилось чувство неуверенности в завтрашнем дне. Кризис семьи в этих странах находит свое выражение в различных факторах, каждый из которых оказывает по-своему губительное влияние на демографическую ситуацию в стране, ведь именно здоровая во всех смыслах этого слова семья является необходимым условием достаточного для естественного роста воспроизведения. Количество разводов в России в 2002 году по информации Российской ассоциации “Планирование семьи” возросло до уровня более чем 80 % от количества заключенных браков, правда, в последующие годы этот показатель несколько снизился, оставаясь по-прежнему высоким. На Украине количество разводов в течение последней декады также остается достаточно высоким, составив в 2005 году 55.2 % от числа заключенных браков. В Беларуси, по данным Министерства статистики и анализа, наблюдается некоторое сокращение количества разводов по отношению к числу браков, однако их соотношение по-прежнему остается достаточно высоким (39 % в 2005 году).

Высокий показатель разводов, отсутствие чувства уверенности в своем брачном партнере, являются одними из главных причин снижения рождаемости.

Большую роль играет также изменение роли женщины в современном обществе, когда одним из главных приоритетов для нее в еще недавно достаточно патриархальных обществах России, Беларуси и Украины начинают становиться карьера и самореализация. Как результат этого, отмечается небольшой, но стабильный рост показателей возраста вступления в брак и возраста рождения первого ребенка, который для все большего числа семей остается и последним, на территории всех трех стран.

Кроме этого, в трех рассматриваемых странах, также как и на территории всей Европы в целом, в течение последней декады отмечается неустанное снижение показателя фертильности, т.е. количества детей на одну женщину репродуктивного возраста. Для существования естественного прироста этот показатель должен составлять не менее 2.16. Что же наблюдается на самом деле? В России этот показатель упал с 1.90 (1990 год) до 1.21 (2000 год) и, хотя к 2004 году он подрос до 1.34, ситуация по-прежнему остается крайне сложной. На Украине показатель фертильности, составлявший в 1990 году 1.89, упал в 2000 году до 1.19. Для Беларуси эти цифры составляют 1.90 и 1.31 соответственно.

С чрезвычайно низкой фертильностью резко контрастирует количество абортов, совершенных жительницами России, Беларуси и Украины. Каждый совершенный аборт – это еще один неродившийся ребенок, еще одна горсть земли в могилу вымирающих наций.Многие женщины, перенесшие аборт, уже никогда не смогут иметь детей. Каков же потенциальный демографический вред, причиненный абортами населению рассматриваемых стран? Несмотря на то, что общее количество абортов в России с каждым годом сокращается, оно по-прежнему остается чрезвычайно высоким. В среднем свою беременность ежегодно прерывают около двух миллионов россиянок. Таким образом, количество совершенных за последнее десятилетие в России абортов вполне сопоставимо по своему числу с невосполнимыми людскими потерями всего Советского Союза в годы Второй Мировой войны. Что интересно, «частота аборта не связана с уровнем рождаемости. По числу абортов на сто родов Россия в 1995 году в 15 раз превосходила Германию, в 14 - Испанию, в 7 раз - Италию, почти в 4 раза Чехию, больше, чем в 3 раза, - Словению. Все эти страны имели такую же, как в России, или даже более низкую рождаемость». На Украине общее количество абортов составляет в среднем “от 280 тысяч в год до 350 тысяч в год”, достигая, по некоторым оценкам 500 тысяч. Кроме того, “сегодня в Украине до 60% случаев смерти новорожденных обусловлены причинами, связанными с перенесенными матерью абортами”, а также “почти каждый второй аборт до 17 лет заканчивается бесплодием; на Украине почти миллион супружеских пар сегодня не могут иметь детей”. В Беларуси среднегодовое количество абортов в течение последних десяти лет значительно уменьшилось, упав с 208 тысяч в 1994 году до 63 тысяч в 2004 году.

В довершение к вышеперечисленным бедствиям, Россия, а также, в несколько меньшей степени, Беларусь и Украина “фактически потеряли свое молодое поколение. Курить нынешняя молодежь начинает с 10 лет, пить алкогольные напитки и употреблять наркотики - с 11 лет”. Подобные злоупотребления в столь раннем возрасте естественным образом усугубляют и без того совсем не оптимистическую ситуацию со здоровьем большинства молодых россиян и их сверстников из Беларуси и Украины, влияя на их способность давать жизнь здоровым детям. По различным оценкам, до трети российских семей испытывают проблемы с зачатием ребенка. Одним из результатов подобного положения вещей становится в том числе неспособность давать армии достаточное количество призывников, которые охраняли бы границы страны и являлись бы гарантом внутренней стабильности. Особенно актуально подобное замечание для России в силу продолжительности ее государственной границы и наличию очагов напряжения как внутри страны, так и на ее внешних рубежах. Нехватка людских ресурсов и вынужденное сокращение численности вооруженных сил может способствовать активизации парамилитарных и террористических группировок исламистов как внутри страны, так и у ее границ, увеличение потока нелегальных мигрантов и наркотрафика, что в перспективе может поставить под угрозу даже само существование Российской Федерации. Подобное развитие событий, вне всякого сомнения, нанесет серьезный удар по устоявшемуся мировому балансу сил и поставит под угрозу глобальную безопасность. Не стоит забывать о том, что Россия является второй по мощности мировой ядерной державой после Соединенных Штатов. Дестабилизация обстановки внутри страны может привести к завладению частью ядерного арсенала враждебными силами мирового терроризма со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Украина, несмотря на более высокие темпы депопуляции, представляет в этом плане меньшую опасность, поскольку имеет значительно меньшую площадь по сравнению с Россией, обладает меньшей этнической диверсификацией, а также представляет меньший интерес для сил мирового терроризма. В схожей с Украиной ситуации находится и Беларусь.

Серьезную проблему внутренней стабильности России представляет также и наличие, по разным оценкам, до 2.5 миллионов беспризорных детей, которые в ближайшем будущем, повзрослев, могут существенно дестабилизировать ситуацию внутри страны, поспособствовав резкому ухудшению криминогенной ситуации в стране, что может оказать дестабилизирующее влияние не только на Россию, но и на ее ближайших соседей.



Таким образом, чрезвычайную важность представляет изменение текущей демографической ситуации, которая, будучи оставленной без изменений, в течение ближайших пятидесяти лет может создать серьезную угрозу существования не только восточнославянским государствам, но и населяющим их народам. В настоящий момент видятся два основных варианта решения существующей проблемы: посредством внешней миграции, как это делают западноевропейские страны; или же посредством фундаментального реформирования социальной политики и политики в отношении семьи, которая, как мы видим, сильнее всего пострадала в результате перемен последних 15 лет. Принимая решение, правительствам находящихся под угрозой стран необходимо помнить и о том, что


потенциальные трудовые мигранты могут прибыть лишь преимущественно из стран, принадлежащих к совершенно иной (исламской или синской) цивилизации, которые, как показывает практика, могут стать фактором гораздо более дестабилизирующим, чем масштабная депопуляция.