«вивисектор» - vnekl.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«вивисектор» - страница №1/1





МАКСИМ ВАСИЛЕНКО

ПРЕДИСТОРИЯ

«ВИВИСЕКТОР»

Человек внутри,

Зверь снаружи.

Акт-1


« Они пожертвовали необходимым,

чтобы получить излишнее…»

А.С.Пушкин
ТО, ЧЕГО НЕТ
Вести о политическом конфликте на острове Island поступали каждый день. На нашу базу они приходили в первую очередь, ведь она была поставщиком подкреплений в зону конфликта. Все закрывали глаза, на то, что остров принадлежал другому государству, и появление наших солдат на нем являлось незаконным.

Что всем казалось странным, - оттуда никто не возвращался. Уже почти десять месяцев туда посылались группы хорошо вооруженных солдат, но после высадки от них не было ни звука. Проходила неделя, и туда высылался новый отряд, но и он пропадал через несколько минут после высадки. На базе ходили какие-то неясные слухи, толки про то и се,. Но я никогда не любил ни сплетен, ни сплетников, и не позволял прислушиваться ни к кухонным разговорам, ни к пьяному шушуканью. Я свято верил в армейский устав и приказ командира.

Отряд F.E. А.R. (First encounter assault recon) был самым лучшим на базе под названием Атомный остров, находящимся в Безбрежных просторах Атлантического океана. Остров получил такое название из-за того, что полвека назад на него навезли разных зверей и на нем провели испытания атомной бомбы. И после этого что-то произошло загадочное и непонятное с его природой, с прицами и зверями. Которые его населяли. Остров был на долгие годы заброшен, властями. Забыт.

Но жители на нем появились с других островов, жизнь продолжалась, но какая-то странная.

Причем ученые говорили, что под островом пролегает разлом коры земного шара, это настолько опасно, что они отказывались туда ехать. В чем-то они были правы.
Попасть в мой отряд простому солдату было почти невозможно. Это элитные войска широкого профиля подготовки, как обычные операции по выявлению и обезвреживанию группировок террористов так и до уничтожению крупных баз врага.

Я был командиром группы SFOD-A, первого отряда FEAR. Может быть я был самым молодым в мире полковником, получившим свое звание за одну экспедицию, о которых не принято писать в газетах. Наш отряд должен был полететь на уничтожение повстанческой базы в Ираке, но задуманное отменили.

- Полковник! – Меня разбудил один из подчиненных.

- Да, - в ответ сказал я.

- Вас вызывает капитан базы МН

- Хорошо, передай, буду через пятнадцать минут, - и пошел бриться.

Через четверть часа я стоял рядом капитаном у стенда брифинга, наш отряд посылали на Island…

- Ситуация на Island накалилась до предела. Нужны отличные парни, чтобы восстановить мирную жизнь на острове, а как вы думаете, кто эти отличные парни? А. полковник? – спросил капитан.

- Возможно, то есть я рискну предположить, что это мои парни? – уклончиво ответил я.

- Вы правильно думаете! Лучше, чем ваш отряд не найти нигде! – воскликнул капитан.

- Неужели угадал? – задал я риторический вопрос.

- Нет сомнений, что вы – лучшие… Теперь слушайте. Мы не можем сдерживать атаки террористов. Поэтому забросим вас в сектор «С», но с берега острова. Задача - ваш отряд должен будет пробраться вглубь острова и обезвредить их главаря, затем отключить систему ПВО и отойти на юго-восток острова в сектор «D», где вас подберет «Орел-1». И вот еще что, вы должны обязательно захватить карты расположения частей противника, а на главной базе постарайтесь уничтожить радар.

Я внимал, стараясь не пропустить ни слова:

- Итак, загадочный, вулканический остров Island входит в сферу наших интересов, он состоит из значительной прибрежной линии, скалистой средней части и высокогорья. Прибрежная линия – обширные леса и группы озер. Вас высадят в район западной низменности в секторе «С». После высадки вы должны продвинуться в лес, как можно глубже, ближе к западному нагорью. В этом месте можно не ожидать особого сопротивления, но старайтесь не ввязываться в перестрелки, а обходить места возможных осад. Скалистый район более опасен. В нем вы встретите мощное сопротивление и не исключена поддержка врага военной техникой. Этот район вы должны пройти как можно быстрее.

И, наконец, высокогорье. В этом районе вы встретите самое жестокое сопротивление. В этом районе преобладают снежные равнины и незамерзающие реки.

База врага находится у подножия остывшего вулкана в юго-восточной части высокогорья.

Про операцию не должен знать никто, кроме ваших солдат! – окончил инструктаж капитан базы, но все же спросил. - Вопросы есть?

- Нет, сэр! – ответил я. – Мы будем готовы к вылету на рассвете.

- Отлично, я прикажу подготовить «Гермес». Будьте готовы в пять тридцать.

- Да, - коротко ответил я и поспешил в нашу казарму, чтобы снарядить людей к выполнению задания, из которого, увы, часть из них не вернется сюда. Если бы я знал, о Боже, сколько своих людей оставлю на этом проклятом острове!

Ночь выдалась мучительная… Я долго не мог заснуть, а когда удалось сделать длинный зевок и потянуло на сон, меня торопливо тронули за плечо и сказали, что уже подошло время вылета, и я должен быть на взлетной полосе через двадцать минут…
Самолет стоял на влажном от росы аэродроме, двигатели приглушенно свистели, легкий холодок пробегал по коже, какое-то странное, тревожное чувство овладело мною. Тяжелое ощущение чего-то неизбежного...

Мои солдаты уже заканчивали посадку.

Я шел по полосе к самолету. Утренний ветерок был сырым и неприятным. Небо пасмурное, казалось – вот- вот пойдет дождь, но этого не происходило. Честно сказать, я чувствовал себя не в своей тарелке.

Подходя к самолету, я обернулся и увидел – из ближних казарм на меня печально смотрели солдаты, словно провожали в последний путь.

Ко мне подошел пилот, все его звали Весельчак НН, и шепнул мрачно:

- Сэр, за последнюю ночь мы потеряли на острове еще один сектор, поэтому вынуждены перенести зону высадки ближе к берегу, мы сядем на пляже, - и полез в самолет. Я последовал за ним.

Двигатели стали свистеть сильнее, потом завыли, самолет поднялся выше облаков и помчался на северо-восток. Я сел около иллюминатора, хотя ничего кроме верхней кромки облаков не было видно.

Тут заметил, что солдат по имени Кельвин, буравит меня взглядом. Может, у него тоже было нехорошее предчувствие, может он что-то хотел спросить. Но я не был расположен к разговору и смотрел в иллюминатор. Никто из нас достоверно не знал, чем и как встретит нас обманчивый, непредсказуемый остров.

После долгого перелета, самолет сбавил шум мотора, опустил нос и пробил облака. Внизу мелькнул темно-синий океан, желтая полоса берегового песка, дальше густая зелень и вдали, среди заснеженных гор - жерло вулкана. Солнце опять осталось за облаками.

Самолет пробежался по влажному песку у линии прибоя, и еда остановился – как мы все, тридцать шесть человек, спрыгнули вниз из открытой двери и залегли за мешками с амуницией, ощетинившись стволами автоматов.

Летчик махнул нам рукой, желая успеха, и увел самолет в облака.

Я стоял на одном колене и, поверх солдатских голов, смотрел в бинокль на опушку леса. Что там нас ждало?

Кельвин подполз ко мне и, не отрывая палец от спускового крючка, негромко спросил:

- Сэр, живет ли кто-нибудь на этом острове? Кто нам здесь может угрожать? На берегу ни одного следа, ни одной лодки, похоже – он необитаем. А вы нам говорили о политическом конфликте… Это правда?

- Не знаю, - буркнул я не отрывая бинокля от глаз.- Возможно, здесь находится нечто очень важное. Это нам и предстоит выяснить.

- Здесь девственная чистота. Но я ей не верю. Хоть мы и сильная команда, но наш противник может оказаться еще сильнее! А?

- Подожди час-другой и получишь достоверный ответ, - честно ответил я.

- Похоже, нас просто используют как пушечное мясо, - чертыхнулся Кельвин.

- Не надо трусить заранее, - постарался я его успокоить, - мы солдаты и должны повиноваться приказам. На опушке леса не видно ничего опасного, Поднялись и бегом за мной.

За минуту с небольшим мы добежали до опушки леса. Там никого не оказалось. Солдаты просочились сквозь подлесок и мы тремя группами двинулись вглубь леса.

Где-то поодаль громко, тревожно пела незнакомая птица, ее пение напоминало свист какаду и карканье ворона одновременно. Никаких следов на влажной земле не удавалось заметить, но постепенно стало казаться, что за нами кто-то наблюдает.

В глубине лес стал гуще, темнее, пробираться стало трудно, ветви цепляли за одежду, стегали по глазам. Лесная сырость, с запахом прелых листьев, пробирала до костей.

Загадочная птица стала кричать громче и тревожнее. Мрачный лес таил в себе что-то непонятное и смертельно опасное. Мы пошли медленнее, не издавая ни звука. Но как ни смотрели по сторонам, никаких повстанцев и в помине не было, только мы и это дремучий лес.

Услышав приглушенный стон, мы замерли. Я определил направление, показал рукой, и мы осторожно двинулись в ту сторону, все так же тремя группами. Вот среди деревьев показался просвет, и мы вышли на поляну, похожую на круглую площадку. Около ее центра лежал человек – в рваной одежде, с рваными ранами не теле, словно искусанный, в крови.

- Я житель местной деревни, но ее больше не существует,- простонал он.

Я понимал диалект, на котором он говорил

- Проклятые звери! - продолжал человек. – Они приходят ночью, после захода солнца. Мы уже четыре месяца спали по три часа в сутки, сменяя друг друга на сторожевых постах. Но это не дало результатов, потому, что они переродились. Они пришли днем, когда большая часть людей спала. Они топтали нас ногами… Спаслись немногие. Деревня уничтожена. Они сегодня забрали меня с собой и бросили здесь…

Я не дослушал раненого и заорал:

- Засада!!! Отходим назад!

Но темный лес по периметру площадки вдруг вспыхнул ярким огнем, наполнился грохотом выстрелов и взрывов. В памяти остались яркие вспышки, полет по воздуху, сильный удар в голову…

Очнулся я лесной ямке, рядом с человеком из деревни. Вероятно, нас сюда отбросило взрывом. Я оказался оглушен, но не ранен и, довольно быстро, пришел в себя, настолько, что встал и огляделся. Площадка оказалась выжженной, повсюду лежали мои люди, но тела их были окровавлены и недвижимы. Ни один из них не встал с земли.

Господи, взмолился я, почему ты допустил это?

И для чего сохранил мне жизнь, для чего сберег?

Ответа не было. Только где-то в глубине леса, едва слышно, печально свистела и каркала загадочная птица.

Я вернулся к человеку из деревни, пощупал у него на шее пульс и пришел к выводу, что он еще жив. Но тут я заметил на другом конце поляны что-то необычное, какое-то распростертое на земле тело. Взял автомат наизготовку и перешел через поляну. И даже стоя совсем близко не мог разобрать – зверь это или человек.

Сверкнула над лесом молния, из низких туч полил дождь.

- Есть тут кто-нибудь живой? – услышал я слабый голос местного крестьянина, который тоже ожил и уже выбрался на поляну.

Я перекрестился, оберегая себя от нечистой силы, снял автомат с предохранителя и дотронулся стволом до лежащего передо мной на земле тела. Оно не шевельнулось. Пересилив страх, концом ствола перевернул тело на спину. И тут же попятился. Передо мной с остекленевшими глазами лежал кто-то, но не человек и не зверь.

- Не бойся, он умер, - сказал, подходя крестьянин.

- Но кто это? Или что это?

- Полу-люди, полу-звери. Мы называем их мутантами. Выносливые твари с когтями, крепкими, словно из железа. И вот такими штуковинами, - он показал на лазерную винтовку, лежащую рядом.

- Ого, - подумал я вслух, - Мощное оружие. Таких винтовок нет даже на базе, где нас готовили.

- У нас в деревне можно найти еду и боеприпасы, - сказал крестьянин. А может быть, остался еще кто-то в живых.

Крестьянина звали Елсук. Я перебинтовал его раны, он помог мне похоронить солдат.

Тут же я попытался связаться с базой или с самолетом. Но, к моему удивлению, ответа не было, У меня осталось впечатления, что меня не слышат. Да и я их не слышал Здесь, на острове, могла находится радио- яма.

Эта тварь, которую называли мутантом напоминала одновременно человека и гепарда, ходившего на двух ногах. Морда лица у него была явно звериная. Хотя глаза и лоб были похожи на человеческие. Он смотрел на меня остекленевшими неподвижными глазами. На лице его я прочитал желание жить. Но для чего ему понадобилось нападать и убивать? Это сидело внутри его, в генах? Или он, так же как и я, – получил приказ?

Я направился по лесу следом за Елсуком, по пути продолжая думать о неожиданном нападении, о гибели своих людей, о загадочном своем спасении, о зверечеловеке, переживая боль утраты, радость спасения, о загадках и тайнах, которыми встретил меня остров.

Держись, полковник, - подбодрил я себя.


SUBURBS

Ни о какой деревне не шло и речи в командном центре, когда я получал задание. По нашим сведениям там существовали только базы для подготовки террористов, подлежавшие уничтожению.

Мы вышли на узкую тропинку, вокруг рос папортник выше человеческого роста. В воздухе появился запах, которого мне встречать не приходилось - словно курицу сварили или поджарили в подливке из бензина. Невидимые птицы пели печально.

- Мы почти пришли, - сказал Елсук, свернул с тропинки и пошел прямо по болоту – по траве, которая росла прямо из воды. Я остановился у края болота, удивляясь, почему он не проваливается?

- Не бойся, я здесь часто ходил, - подбодрил меня Елсук. – Только не отставай.

Я осторожно поставил ногу на траву, росшую из воды. Трава смялась, но вода прогнулась, и, покачивая, удержала меня. Я не Бог, чтобы ходить по воде, но, похоже, вода здесь была покрыта какой-то невидимой, почти незаметной пленкой, которая выдерживала вес человека.

Медленно, переставляя ногу за ногой, опасаясь очутиться под водой в вонючем болоте, я двинулся следом за Елсуком, а для поднятия духа вполголоса запел:

Там, далеко-далеко, есть земля,

Там Новый год, два раза в год , вот.

Там снег, там столько снега,

Что земля не видит неба,

Там все небо в звездах,

Протяни руку и звезда ляжет на ладонь
- Полковник, полковник, - услышал я впереди крик крестьянина, - он кричал и махал рукой, подзывая меня.

Не зная в чем дело, я взял автомат на изготовку и заспешил, как мог.

Там, где стоял крестьянин, не было ни островка, ни даже кочки, только маслянистая пленка на воде. Приближаться к этому месту было страшно. Я старался наступать на торчащие из воды кочки, а потом и вовсе остановился, не понимая в чем дело.

Поодаль, за кустарником я увидел крышу дома, покрытую чем-то ровным, выкрашенную в зеленый цвет. Стало понятно – деревня близко. Но Елсук показывал рукой в небо, и что-то продолжал возбужденно кричать. Я перестал его понимать. Тогда он приложил ладони к ушам. Слух у него был как у собаки. Я замер, прислушался , через минуту, мне показалось, услышал слабое жужжание. Которое постепенно становилось все громче и громче.

Это явно был самолет, но увидеть его за облакам не удавалось.

Тогда я схватил свой радиотелефон, настроился на нужную волну и закричал в микрофон.

- Пилот-1, пилот - Один. Я - Полковник. Как слышишь меня, прием.
-Слышу тебя, – ответил тот. Я сразу узнал знакомый голос весельчака НН

- Почему ты вернулся?

- Связь с десантом прервалась, и база приказала мне вернуться и узнать, в чем дело?

Тогда я сказал, что отряд мой погиб, связи с базой нет, и мне необходима срочная эвакуация. Где он сможет меня подобрать? Нужно ли мне идти обратно на берег, к месту высадки?

Самолет, гудя моторами, пробил облака, пролетел над самыми крышами деревни. Пилот, сквозь шипящие звуки радиоэфира сказал, что видит идущую вдоль деревни дорогу, подходящей ширины. На нее он и совершит посадку. А мне посоветовал поторопиться.

Самолет стал разворачиваться для нового круга. Мы с Елсуком заторопились к деревне. Крестьянин спрсил:

- Ты хочешь улететь?

- Да, ответил я. Без своих солдат мне здесь делать нечего. Один на острове не воин.

- Не улетай, - попросил Елсук.- Должен же кто-то отомстить хищникам - зверям за смерть солдат, за гибель деревни

Воинственности у меня к этому времени поубавилось. Хотелось обдумать ситуацию. Но передышки не получилось.

Все произошло у меня на глазах.

Самолет уже начал снижаться, прицеливаясь к идущей вдоль деревни дороге. Но тут снизу, с окраины леса, ему в корпус ударил яркий световой луч.

- Меня атакуют, меня атакуют! – услышал я голос пилота в динамике передатчика. – В кабине пожар. Постараюсь выпрыгнуть с парашютом…- дальше был слышен какой-то треск, похожий ша шум в радио и отчаянный вопль. -А-а-а-а-а!

У меня на глазах самолет закрутился в воздухе, стал неуправляемым, начал сбивать крыши домов, затем рухнул среди деревни, пропахал по инерции, сколько смог, и взорвался со страшным грохотом. В разные стороны полетели остатки домов. Полуразрушенная деревня вовсе перестала существовать. Деревянные остовы полыхали, охваченные огнем. Тушить дома было некому.

Части самолета полетели во все стороны. Последствия падения самолета и взрыва были ужасными.

Никакой эвакуации не потребуется. – подумал я автоматически. – сейчас шарахнет еще один луч из леса и я перестану существовать.

Попытался связаться со штабом по рации, но ответа не получил.

Я явно попал в серию неудач, С чем это было связано, мне не дано было понять. Но едва вступив со мной в контакт, люди переставали существовать. Это было трагическое наблюдение.

И в то же время я имел право надеяться, что серия неудач когда-нибудь окончится. И счастье улыбнется мне. Недаром говорят – надежда умирает последней.

Я решил пройти по деревне, попытаться отыскать в ней какую-нибудь пищу и отправится на выполнение порученного мне задания. Ведь приказ несмотря ни на что – не был отменен. А я оставался целым и даже не был ранен.


Гепард на задворках

ДЕРЕВНЯ
Во время аварии крестьянин мой бесследно исчез. Я остался совсем один, без проводника. Без последнего, какого-никакого товарища. Вы не представляете, как плохо остаться одному в чужой местности, когда вокруг тебя все рушится. И неизвестно, что может произойти с тобой в следующую минуту.

Я стал торопливо пробираться к месту падения самолета.

За спиной в рюкзаке патроны для автомата, надо признаться много патронов, и гранаты. Во время торопливых сборов я позволил себе выкинуть неприкосновенный запас еды и взять вместо него дополнительные пачки патронов, надеялся, что лес, остров прокормит, бывалого бойца.

Обследовав первое пепелище, я не нашел ничего съедобного. Рядом с развалинами второго дома нашел нечто вроде грядки, растительность, росшая на нем, напоминала по запах и вкусу – чеснок. Эта находка немедля была отправлена в рот. Когда дожевывал драгоценную находку, неожиданно услышал совсем близко шипящий голос. Я так увлекся едой, что даже не сразу сообразил, что голос исходит из моей рации.

Незнакомый мне голос говорил:

- Полковник, ответьте Центру. - Я не знал, кто говорит, но сигнальное слово он произнес правильное.

Наконец-то появилась связь, обрадовался я.

Доложил о гибели группы и решении эвакуироваться и возвращении самолета.

- Мы слышали, как пилот сообщал о нападении, а потом замолчал, что с самолетом?

- Самолет упал и разбился., - доложил я. - Сейчас направляюсь к месту падения.

- Этот остров - очень крепкий орешек. Похоже нам - не зубам. Слишком большие потери. Возвращайтесь к месту высадки, ждите другой самолет. Жгите костер.

Тут я пожалел об исчезновении крестьянина Елсука. С его помощью добраться до берега было бы в два раза проще.

Но что делать? Я уныло решил, что самому придется спасать свою задницу.

Прежде всего, следовало обследовать место падения самолета. Я отправился туда. По пути осмотрел еще один дом. Никаких запасов еды и боеприпасов там не оказалось. Жуя на ходу чеснок, продолжил путь к самолету.

Я дважды обошел вокруг остатков врезавшегося в землю и взорвавшегося самолета.

Искореженная кабина пилота оказалась пуста. Наверное, убитого пилота выкинуло из него взрывной волной. Или в воздухе разнесло в клочки.

Искать его, практически, не имело смысла.

Но заколдованный остров продолжал удивлять меня своими загадками

Рация снова ожила. Еще один незнакомый голос заговорил торопливо:

- Солдат, полуубитый, ты меня слышишь?

- Я вас слышу, назовитесь.

- Не время представляться. Ты там, около деревни, один?

- Да, один.

- Ты в большой опасности. В большей, чем я думал. Если хочешь остаться живым, внимательно слушай меня. На краю деревни протекает речка. Точнее - большой ручей. Отыщи его и иди вдоль его берега против течения. Дойдешь до озера, из которого он вытекает. Там я найду тебя.

- Что мне грозит?

- Стена, что стоит вокруг зверинца - прорвана. Звери вырвались наружу, ушли в лес. В любой момент они могут оказаться в твоем секторе. Я Жду тебя на берегу озера. Быстрой тебе дороги.

О гляделся настороженно. Но никаких зверей не обнаружил.

Вопросы, одни вопросы, с удивлением и страхом подумал я, Кто и как мог связаться со мной по рации?. Друг, или враг. Это мое спасение или очередная ловушка? Идти ли мне на берег острова, куда прилетит самолет, или спешить к озерцу, синей точечкой обозначенному на подробной карте?

Я Решил еще раз обойти вокруг самолета, сделав круг пошире, попытаться поискать тело летчика, Но за стволом огромного дерева увидел мертвого зверя – гиену. Она показалсь мне необычной. Присев на корточки, я обследовал ее внимательно. И- холодный пот прошиб меня, потек по спине между лопатками. Гиена была больше похожа на робота, чем на обычное животное. У нее были железная пасть, стальные лапы с металлическими когтями, а глаза – стеклянные, Я постучал по ним кончиком ножа. За стеклянной оболочкой угадывалась камера.

Лазерного оружия поблизости не было, к счастью, Похоже, зверь был разведчиком.

К обычному страху примешивалось любопытство – кто и для чего сотворил этих тварей? Ведь их производство наверняка стоит больших денег!.

Самолет за мной прилетит еще не скоро. Поэтому, я решил прояснить для себя ситуацию на острове, и направиться к озеру.

Пилота больше искать не стал. Да и вряд ли он мог спастись? Торопливо зашагал вдоль деревни, выглядывая в густой зелени ручей. Но пройти удалось немного Я замер, словно окаменел. Я всегда так делаю, когда мне в грудь упирается ствол винтовки. Особенно, если это хорошо знакомая М-60, с такой убойной силой, что мгновенно сделает большущую сквозную дыру. Но, находилась она, к моему удивлению, в лапах получеловека-полузверя, похожего на гепарда. Он стоял, как человек, на двух ногах-лапах, пристально, внимательно изучая, смотрел в лицо. В лоб, но избегал прямого взгляда в глаза.

Тут я заметил, что в пулемете нет патронов. Нет ленты.
Это больше зверь, чем человек, подумал я, может он не знает, что винтовке и пулемету нужны патроны? И сказал сочувственно:

- У тебя в оружии нет патронов. Ты не сможешь меня убить.


Во первых, он меня великолепно понял. Во вторых, нечто вроде смущения появилось на его поросшей шерстью морде. Но глаза посмотрели мимо меня. Я попытался проследить за его взглядом, но в этот момент из-за спины услышал низкий, хрипловатый голос:

- Зато у меня их предостаточно.

Не делая резких движений, развернулся. Позади меня, так же на задних лапах, стоял гривастый лев. И, боже мой! - опоясанный пулеметной лентой. С пулеметом в руках.

«Зачем льву пулемет? – подумал я, - он одним ударом лапы может убить лошадь».

- Пойдешь со мной, - рыкнул лев, показав огромные, белые клыки.

В этот момент я получил хороший удар сзади по голове. Падая, успел подумать, наверное стукнули прикладом. И пожалел себя – бедная моя голова – сколько загадок и тайн потрясает ее нынче, и сколько крепких ударов приходится принимать. чем же все это может окончиться7


В ТАЙНЕ ОТ ВСЕХ

Я медленно и трудно приходил в себя, от удара сильно болела голова. Когда смог открыть глаза – осмотрелся. Это было каменное помещение. В углу, на брошенном на пол камыше, увидел лежащего крестьянина Елсука. Тело его было холодным и неподвижным.

Отмучался несчастный, пожалел его я. Неужели теперь моя очередь?

Я приказал себе сосредоточиться: Что имею при себе? Где я? Как отсюда выбраться?

Осмотрев карманы, удивился – все на месте, только автомат отобран и десантный нож.

Я дотронулся до двери и увидел, что она не заперта.Что думать об охранниках, не знал. Но осторожно выглянул за дверь, и увидел спящего охранника – гепарда.

Гепард спит двадцать часов в сутки, - вспомнил я строку из энциклопедии. Будить зверя не стоило. Оглядевшись, заметил на полу у стены отвертку, подобрал ее, сунул в рукав, бесшумно прошел мимо охранника. Он спал так крепко, что даже не услышал ничего.

За углом коридора заметил лифт. На панели его блестели кнопки, много кнопок. Нажал одну из них, наугад. Как ни странно, но лифт подъехал и дверь распахнулась. Я юркнул в него и, не раздумывая, нажал нижнюю кнопку.

Лифт спустился на один этаж и двери распахнулись.

Я никак не ожидал увидеть этого – за дверями стоял мой охранник и смотрел на меня ясными глазами. Он мог достать меня одним прыжком. Вцепиться в горло и разорвать. Но не сделал этого, а только стоял, и смотрел с интересом. Я понял, что убивать меня сейчас не станут и обратно в камеру не поведут. Для чего-то я им был нужен. Рука моя, которая держала рукоятку отвертки, вспотела.

Гепард пошел по коридору, взглядом пригласив следовать за ним. В дверях, что шли по коридору, были большие прозрачные иллюминаторы.

Заглянув в иллюминатор первой двери. И едва удержался от возмущенного крика.

Большая комната была похожа на операционную. На одном столе лежала девушка с разрезанном животом и грудью. На другом – молодая самка гепарда, тоже с большим разрезом на животе. Над ними старательно трудились, перенося что-то из тела в тело, гепарды, одетые в белые медицинские халаты, с белыми масками на мордах.

Я предположил, что это – опыты на живых, мне стало дурно,

Охранник мой терпеливо ждал.

В следующей комнате, похожей на студенческую аудиторию, увидел сидящих в несколько рядов человеко-гепардов. Уже знакомый мне лев читал им лекцию, как можно было понять по обрывкам доносящихся слов, по охране острова, базы и охоте на людей. Гепарды внимательно слушали, даже что-то записывали в тетрадки, ловко держа пишущие палочки в когтистых лапах.

Лев показывал им пулемет М-60 и говорил:

- В одной ленте этого пулемета достаточно патронов, и скорострельность такая, что в несколько секунд можно поубивать всех вас.

Лев увидел меня в иллюминаторе и продолжил несколько громче:

- Вы видите перед собой полковника ХУ. Который привез на остров нашим врагам в самолете целый арсенал такого оружия. Кто сбил этот самолет – неизвестно Но сегодня мы отправимся на место аварии и заберем оттуда все оружие, которое найдем исправным.

И лев выразительно посмотрел на меня.
Я понял, что убегать бесполезно.

Студенты-гепарды вышли из аудитории и мой страж втолкнул меня в помещение.

Лев долго, внимательно смотрел на меня, потом фыркнул:

- Фу как от тебя противно пахнет чесноком.

Я промолчал, не зная, что ответить.

- Ты все знаешь? - Спросил Лев понизив голос почти до шепота.

- Ничего я не знаю, не понимаю и запутываюсь все сильнее, - признался я.

- Не бойся, я не враг тебе, - произнес негромко лев. – И твой охранник не враг.

Мне было трудно в это поверить.

- Мне надоело смотреть, как умирают люди. Больше не могу смотреть на их страдания. – признался он.

- Поэтому вы истребили моих солдат? - Спросил я.

- Ты еще не понял, в чем дело, - вздохнул лев. – Уже десять месяцев как твой начальник базы присылает сюда отряд за отрядом. Все новых и новых людей. Для чего?

Я молчал. А что сказать?

- Ты не поверишь . Нашим гепардам-убийцам надо же на ком-то тренироваться!

- Быть этого не может, - буркнул я.

- А для чего вас прислали?

- У меня имелось четкое задание.

- Вас прислали как пушечное мясо. А лично вы остались в живых совершенно случайно. Вас спас кто-то из самоотверженных солдат, вышвырнул с поляны, отдав при этом собственную жизнь. Чего ни в какой ситуации не сделал бы ни один из наших безупречный человко-гепардов. Честь и слава вашим солдатам.

Я все еще молчал, переваривая услышанное, сопостовляя факты.

- Десять месяцев я смотрю, как гибнут солдаты здесь. И не от пуль, а от зубов и когтей. Все, больше я не могу выносить живодерню в месте, где приходится жить. Либо я изменю ход истории на этом острове, либо погибну.

Я слушал и поражался. Зверь не должен так говорить и думать. Зверь должен думать о добыче, о воспроизводстве рода и все. Философия – удел человека.

- У меня есть план, как победить Лошадь. Ты пойдешь со мной? = спросил Лев, перейдя на шепот.

- Что еще за лошадь?

- Это наш главнокомандующий. Ее база находится у подножия спящего вулкана. Твой начальник связан с ней. Не слышал об этом? Потом объясню, как и почему. Так ты со мной?

Когда я услышал о том, что начальник нашей базы связан с какой-то Лошадью, внутри меня что-то оборвалось. По базе ползли слухи, невнятные, путаные, что не все чисто на базе, что уходят отряды на этот остров и не возвращаются, ни весточки от них, ни слуху ни духу. Неужели это правда, и здесь не все чисто?

- Если я не с вами, то что? – мрачно спросил я, сильно смущенный тем обстоятельством, что вынужден вступить с тайный сговор против своего начальника, да еще с каким-то человеко-зверем, который наверняка понятия не имеет, что такое порядочность и твердое слово офицера элитной воинской части!

- Тогда ты не выйдешь из этого дома. – Откровенно и просто сказал лев, - Придется тебя отправить за когте-зубо-дром. – вздохнул он

- Хорошо, я с вами. Выбора, правда, у меня нет.

-Нормально. – обрадовался Лев. - Сейчас отправляйся в камеру, да держи язык за зубами. Не то не доживешь до утра. Утром мы с Ашкой заберем тебя и уйдем в лес, в одно место тайное. Где все тебе объясним

- Можно вопрос? – поинтересовался я


- Задавай. – он видимо думал уже о другом.

- Кто этот Ашка?



- На все вопросы такого рода отвечу завтра… А теперь, Даскарл, проводи гостя в камеру, - приказал Лев.

Гепард негромко рыкнул. И повел меня в камеру.