Во главе двух академий (Е. Р. Дашкова) - vnekl.netnado.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Новому главе администрации Сердобского района не безразличны проблемы... 1 15.49kb.
Д'Аламбер (D'Alembert) Жан Лерон (16. 11. 1717, Париж, 29. 10. 1 47.49kb.
Барокко причудливый, странный. Для барокко характерна живописность... 1 11.73kb.
М.: Инлитгиз, 1947 – фрагмент из книги, стр. 36–38 1 27.54kb.
«Полное собрание сочинений в двух томах», перевод Г 1 22.56kb.
Наказ главе района здравствуйте, Владимир Алексеевич! 1 12.4kb.
Сценарий последнего классного часа в 11-м классе 1 51.32kb.
Обращение к экс-главе Верховной Рады Арсению Петровичу Яценюку. 1 47.48kb.
Понятие сиротства и проблемы профилактики Понятие сиротства и семьи... 1 81.92kb.
К 50-летию со дня высадки (2 декабря 1956 г.) на Кубе десантного... 1 33.29kb.
А1 Закон всемирного тяготения позволяет рассчитать си­лу взаимодействия... 1 60.74kb.
В образовательном процессе 1 221.36kb.
"Обозначение мягкости согласных на письме" 1 53.8kb.
Во главе двух академий (Е. Р. Дашкова) - страница №1/1

Во главе двух академий

(Е.Р. Дашкова)

С 1783 по 1794 г. во главе двух академий - Академии наук и Российской академии - стояла Екатерина Романовна Дашкова.

Кем была она, эта женщина, более 11 лет руководившая крупнейшими научными учреждениями страны?

Писателем. Она пишет пьесы, стихи, статьи, мемуары - "Записки", переводит. Герцен, почитатель и биограф Дашковой, называет "Записки" документом чрезвычайно важным для изучения XVIII столетия.

Знатоком искусств. Её суждения об архитектурных памятниках и произведениях живописи поражают точностью и глубиной.

Педагогом. Она знакома со многими выдающимися достижениями педгогической науки, придерживается прогрессивных взглядов в вопросах воспитания, исповедуемых философами-просветителями, и детально разрабатывает примерную систему образования передового русского юноши.

Филологом. По её инициативе издаётся первый толковый словарь русского языка. Она участвует в его составлении и берёт на себя объяснение понятий, "имеющих отношение к нравственности, политике и управлению государством".

Редактором. Под её руководством выходит журнал "Собеседник любителей российского слова", к участию в котором она привлекает многих талантливых литераторов. Добролюбов посвящает "Собеседнику" своё первое исследование.

Натуралистом. Во время путешествий она составляет гербарий и коллекцию минералов. Она изучает садоводство и сажает сады.

Музыкантом. Она увлекается народными песнями, прекрасно поёт, пробует - и успешно - свои силы в композиции.

Хирургом. С ланцетом в руках она спасает человека от гибели.

"Я не только не видывала никогда такого существа, но и не слыхивала о таком, - пишет о Дашковой своим родным в Ирландию её гостья Кэтрин Уильмот. - Она учит каменщиков класть стены, помогает делать дорожки,ходит кормить коров, сочиняет музыку, пишет статьи для печати, знает до конца церковный чин и поправляет священника, если он не так молится, знает до конца театр и поправляет своих домашних актёров, когда они сбиваются с роли; она доктор, аптекарь, фельдшер, кузнец, плотник, судья, законник...".

Это письмо характеризует Дашкову последних лет жизни. Крестница императрицы Елизаветы, подруга Екатерины II ещё до восшествия той на престол, Дашкова значительную часть своей жизни проводит в немилости, ссылке, изгнании.

К этим годам и относится широко известный в своё время эстамп. Пожилая женщина, с лицом открытым и энергичным, сидит на деревянной лавке, опершись о маленький, грубо сколоченный письменный стол. Под рукой у неё - книга. Женщина в мундире со звездой, на голове её чепец или колпак. Она сидит прямо, высоко подняв голову. В углу горницы большая, в полкомнаты, кирпичная печь, под низким потолком - две полки с книгами. Дашкова - в простой деревенской избе. В ссылке...

"...Несмотря на то что я была графиней Воронцовой по отцу и княгиней Дашковой по мужу, я всегда чувствовала себя неловко при дворе", - неоднократно повторяет она в своих "Записках".

Она умна и образованна, кругозор её широк, характер деятелен, суждения независимы - где ей приспособиться к миру придворных сплетен, угодничества и рутины. Не всесильные временщики, а Вольтер и Дидро становятся её друзьями и собеседниками.

Недолго играет она при дворе блестящую роль, которая, казалось, была ей предназначена рождением и политическими событиями. Но в истории русской культуры, русского Просвещения ей, несомненно, принадлежит роль значительная и, пожалуй, еще недооцененная.